Руслан Бизяев: Украина это буфер для Польши, и находится в Ж*ПЕ

Руслан Бизяев

Украинским фантазерам не стоит недооценивать гибкость польской внешней политики, как в отношении Украины, так США и ЕС. Сейчас Польша рассматривает Украину, как буфер между собой и Россией, как это уже было в 30-е годы ХХ века. Не раз в истории Польша рассматривала Украину в пределах Галичины, и сечас Украина для Польши это только Галичина, а остальное для поляков не существует. Соответственно весь комплекс украинско-польских отношений исходит из этого геополитического посыла.

Для поляков сейчас главная задача – реальзовать идею экономической модели Межморья, в составе Польши, Венгрии и Чехии (плюс Прибалдоны), и Украины нет в этом проекте. Поэтому Украину туда и не приглашают. Это проект единого восточно-европейского экономического пространства, места в котором для Украины нет. Вопрос – почему туда не пригласили украинскую колонию? Ответ очень прост – после строительства в Польше терминала для американского сжиженного газа (перекупаемого в России, с разделом маржи между США и Газпромом), Украина с ее ГТС становится для Польши даром не нужной.

А если нет экономических интересов, то естественно Польша разговаривает с Украиной языком исторических претензий. Ведь геополитика это продолжение геоэкономики, а история это политика, завернутая в прошлое. И Польша ясно дает понять украинской колонии, что с сильными договариваются, а слабых буцают и имеют во все места. Впрочем обвинять поляков не стоит, Украина сама выбрала путь позорного самоубийства.

Как мы помним из истории, Польша умела портить отношения со всеми соседями – с Германией, СССР, Венгрией, Румынией, Чехо-Словакией, и это тоже не от большого ума. Один исторический деятель даже назвал Польшу тогда “уродливым детищем Версальского договора”. Это касалось и Чехо-Словакии, которая позже распалась, а Польша умудрилась выжить. И теперь Польша ищет свое место в новом мировом гео-порядке, в том числе буцая таких слабых лимитрофов, как Украина.

В свое время Польша, как и Украина, была частью Российской империи и даже российские либералы поддерживали Варшавское восстание, направленное на выход Польши из “тюрьмы народов”. Но сегодня Польше удалось воспользоваться исторической коньюктурой, и примазаться к европейской “семье народов”, сев на хвост европейским дотациям и став американским форпостом в Европе.

А в Украине сейчас наблюдается очень интересный момент – острый социально-политический невроз, который говорит о том, что у нынешней Украины темное настоящее и неизвестное будущее. Пока украинцы не ответят на вопрос – кто мы? что мы? и куда мы идем?, говорить о геополитическом выборе Украины просто смешно. Еще в начале 90-х один из членов администрации Клинтона назвал Украину “чекой Европы”. Прошло 15 лет, и сейчас Украину все чаще называют “больной человек Европы”, как в XIX веке называли Османскую Турцию. Пока Украина будет “больным человеком Европы” и генерировать только негатив, она не сможет сделать никакого геополитического выбора, ни в сторону России, ни в сторону Европы.

Кто-нибудь может обьяснить, зачем сейчас например Путину нужна вся территория такой раздолбанной Украины? Зачем кому-то нужна эта “черная дыра”, в которую Украина превратилась за последние 4 года? Старый социальный договор в Украине разрушен, вместе со старым государством. Но даже проблематика нового социального договора и нового государства сегодня в Украине вообще никем не подымается и не понимается.

Все так называемые “реформы” – медицинская, образовательная, пенсионная – только разрушают социальные основы государства, делая это государство неприемлемым для жизни людей. Посмотрите на динамику гастарбайтеров, посмотрите на динамику инвестиций. В прошлом году Украина получила инвестиций на $3,7 млрд, а гастарбайтеры перечислили около $7 млрд. Украинская модель экономики сейчас неконкурентоспособна, и стала неконкурентоспособной еще с “померанчевой революции”, когда Ющенко и Тимошенко широко открыли двери для импорта и внешнего кредитования, убив внутреннего украинского производителя.

Эта проблема назрела к 2013 году и в теории задача майдана была – модернизировать украинскую экономику, и через нее всю страну. Но в Украине не оказалось мозгов, способных это понять осознать и реализовать, и все свелось к смене лиц у властной кормушки, цветной революции и нацистскому шабашу. Больше ничего. Кризис не только не был решен, но и еще более усугублен, причем сильно.

И сейчас Украина уверенно скатывается к аграрно-сырьвому придатку. Но скажите честно – кому из украинских соседей нужен аграрно-сырьевой придаток, к тому же такой “геморный”, как Украина? Кто будет оплачивать банкет? Зачем это нужно Москве, Впршаве, Берлину, Вашингтону? Получить активы? Да, пожалуйста! Земля, гастарбайтеры и энергетика пока еще интересны, но опять же, это лишь на короткий промежуток времени.

Сейчас мир медленно, но уверенно движется к 6-му технологическому укладу, и Америка, и Европа, и Юго-Восточная Азия, и Израиль, и арабские монархии Ближнего Востока, и даже Россия. Сейчас наступает время реальной экономики без “либерды” – ты сильный, если у тебя есть ресурсы, квалифициррванная рабочая сила и технологии. И ни по одному из этих критериев в Украине даже “конь не валялся”. В Украине импортозависимая и ресурсозависимая экономика. Посмотрите долю импортных товаров в товарообороте Украины – как она выросла за последние 4 года! Украина ничего не производит, только потребляет в кредит, наращивая долги.

О какой Европе здесь говорят? О какой России? О Европе и России, куда можно поехать на заработки? Сам факт, что в Украине говорят о том, что можно поехать на заработки в Европу или Россию, говорит о том, что Украина находится в слове из четырех букв – в ЖОПЕ! Это конечно можно считать достижением “революции гидности” и 4-х лет реформ, борьбы с советскими памятниками и русским языком, но достаточно спорным.

В обществе встал вопрос – что делать дальше? В Украине безусловно растут протестные настроения, но они выражаются в бегстве людей и денег, и во многом отложены. А если отложены, то они будут конвертиррваться во что то нехорошее после 2019 года. Потому что пока еще экономическая инерция, внешние подпорки и подножный корм позволяют обходиться без серьезных социально-политических катаклизмов.

Но как только придут 2020-е годы и наступит пик внешних выплат, плюс окончательное обрушение экономики, дальше это сдерживать уже будет невозможно. И главный вопрос, который должно задать себе украинское общество – по какому пути дальше развиваться: либерал-колониальному, национал-патриотическому, или социал-демократическому? От ответа на этот вопрос и зависит будущее не только Украины, как государства, но и каждого конкретного украинца, который пока еще здесь живет, который не уехал в Польшу.

Потому что тем, кто работают в Польше, Португалии или России, проблемы Украины уже пофиг, поскольку это государство не дает им и их семьям средств к жизни.